Как газосварщик из Новосибирска зарабатывает на шкафах и табуретках

Как газосварщик из Новосибирска зарабатывает на шкафах и табуретках

Мария Подцероб

Александр Моисеенко всегда любил работать руками. Еще в школе строгал дерево – за столярный станок его усадил родной дед, инженер по профессии. Потом учился в ПТУ на газосварщика, работал токарем, сварщиком, плотником. А в 30 лет открыл собственную столярную мастерскую. Идея возникла, когда пользователи соцсетей стали расхваливать фотографию деревянной колыбели в виде корабля, которую он выстрогал для сына. Несколько человек сразу сделали заказы, и через некоторое время, в январе 2015 г., Моисеенко зарегистрировал в родном Новосибирске компанию «Столярня № 1». Сейчас ее годовая выручка составляет 2,5 млн руб.

Трудный рынок

Столярные мастерские, которые выпускают деревянные изделия под заказ, – небольшая ниша, она занимает не более 1% всего мебельного рынка России, рассказывает член координационного совета российского союза плотников Николай Середа.

По его словам, в столярное производство полного цикла нужно вложить не менее 30 млн руб., а окупается оно медленно. В основном в этой нише работают увлеченные фанаты, которые, закупив минимум оборудования, строгают мебель в одиночку в собственном гараже. Они не могут найти хороших плотников, так как в стране подобные кадры не готовят уже несколько десятилетий.

Изделия столярных мастерских закупают в основном состоятельные владельцы частных домов, а также управляющие ресторанов – для создания интерьера. Чтобы найти клиентов, приходится арендовать дорогое помещение в центре города на городском рынке, жалуется новосибирский предприниматель Евгений, который владеет столярной мастерской «Все из дерева» и изготавливает двери и окна для дач. Цены у поставщиков древесины с 2014 г. сильно выросли: раньше 1 куб. м стоил 9000 руб., а теперь – 14 000 руб., рассказывает Евгений. Столярное производство подорожало, и заполучить новых клиентов не помогает даже реклама на avito.ru, youla.io и на специализированных сайтах.

Заядлый горнолыжник

Первый свой бизнес Моисеенко создал еще в 2008 г. – вместе с двумя товарищами открыл прокат горных лыж, сноубордов и горных велосипедов. Он сам был заядлым горнолыжником и любил горный велосипед.

В фирму каждый из партнеров внес по 150 000 руб. Друзья купили 100 комплектов спортивного инвентаря и арендовали помещение в центре города. Фирма приносила по 100 000 руб. в месяц чистой прибыли, но в 2014 г. из-за подорожания доллара и евро цена одного комплекта горных лыж выросла с 15 000 до 40 000 руб., бизнес перестал давать прибыль, и Моисеенко продал свою долю партнерам. «Семье нужны были деньги, и я задумался над тем, как их заработать», – вспоминает он.

Опыт вместо денег

На 450 000 руб., вырученных от продажи доли в бизнесе по прокату спортинвентаря, предприниматель закупил инструменты и станки (300 000 руб.) и грузовик для перевозки материалов (150 000 руб.). Еще 12 000 руб. сбережений ушло на аренду мастерской площадью 50 кв. м на окраине Новосибирска.

В Новосибирске, вспоминает Моисеенко, нашлось лишь несколько поставщиков древесины и несколько поставщиков фанеры, труднее всего оказалось договориться с ними о скидках и покупке материалов в рассрочку. Первый заказ поступил от знакомых из Томска. Они открывали кальянную и попросили Моисеенко оформить зал. Стоимость заказа составила 300 000 руб., и Моисеенко взял с клиентов 50% предоплаты. Эти деньги он потратил на материал, зарплату временным работникам, доставку готовой мебели из Новосибирска в Томск. Чистой прибыли осталось 60 000 руб. «Я получил больше опыта, чем денег», – иронизирует предприниматель.

Без резьбы и подсветки

Сначала Моисеенко находил клиентов через социальные сети и друзей, потом начал срабатывать эффект сарафанного радио. Заказчики в основном просили изготовить дешевые вещи, к примеру деревянную шкатулку или табуретку за 1000 руб. Часто такие клиенты не знают, что хотят, и передумывают выкупать почти готовое изделие, говорит он. Моисеенко сначала решил брать за работу 100%-ную надбавку к цене материала, но потом понял, что работа очень трудоемка, над заказами приходится работать по месяцу, наценка должна быть двух- или трехкратной.

С клиентов он берет 70% предоплаты. Моисеенко закупает такие дорогие породы дерева, как ясень, бук, дуб, хотя время от времени работает и с недорогими – березой и сосной. Изделия получаются недешевые. Например, шкаф, изготовленный в «Столярне № 1», стоит 120 000 руб., а в ИКЕА шкаф такого же размера можно купить за 40 000 руб.

Моисеенко чаще всего делает мебель в молодежном стиле, простую по форме, где дерево сочетается с фанерой или металлом. «Я бы мог заниматься и резьбой по дереву, но мне не заказывают мебель в классическом стиле», – говорит он.

Поход в ресторан

Моисеенко понял, что частные клиенты с небольшим достатком – не его аудитория. И стал через знакомых искать выход на рестораны и дизайнеров, которые оформляют интерьеры в богатых домах. Сейчас 20% его заказов приходится на дизайнерские бюро, а 80% – на сектор Horeca. Моисеенко делал, например, интерьер для компании «Фуд-мастер», которая управляет сетями «Печки-лавочки» и «Рыба. Рис». Екатерина Суровцева, бренд-менеджер сети «Рыба. Рис» в Новосибирске и Барнауле, рассказывает, что с Моисеенко ее познакомили в 2015 г. общие друзья. Сеть ресторанов заказала предпринимателю партию деревянных подставок для солонок и перечниц и сервировочные доски для подачи блюд. Суровцева отмечает, что ее привлекла низкая по сравнению с конкурентами цена и модный хипстерский дизайн изделий – дерево в них сочеталось с металлом.

Моисеенко говорит, что за истекшие три года стал осторожнее выбирать клиентов и обязательно заключает договоры (прежде договоренности были в основном устными). Он берет только те заказы, где дизайнер уже полностью создал интерьер на бумаге и остается только воплотить его в реальность. Клиентам, которые сами не знают, чего хотят, он отказывает.

Девушки-столяры

Благодаря крупным и состоятельным клиентам выручка «Столярни № 1» в 2015 г. составила 1 млн руб., а в 2016 г. увеличилась до 1,8 млн руб. Моисеенко часть заказов выполняет в одиночку, для других нанимает временных плотников, на штатных у него нет денег.

Антон Карруэбано, гендиректор столярной мастерской Wooden Style в Москве, говорит, что с 2014 г. крупные ресторанные сети стали реже заказывать столярам мебель. Большинство просит изготовить для них мелкую деревянную утварь для кухни или деревянные элементы декора. В кризис крупные деревообрабатывающие предприятия начали выпускать не только серийную мебель, но и изделия под заказ и мелким мастерским стало доставаться меньше заказов, рассказывает гендиректор компании Restconsult Сергей Миронов. Крупные предприятия могут выпустить большую партию, работают качественно и не срывают сроки, добавляет он.

Как предприниматель из Москвы наладил выпуск металлических декоративных очагов для улицы

Моисеенко попытался открыть учебную мастерскую, чтобы заработать и заодно подготовить кадры для себя. Вдвоем с товарищем он вложил 1 млн руб. в аренду и ремонт помещения в центре Новосибирска. В сентябре 2016 г. мастерская «Промзона» распахнула двери для учеников. Партнеры решили брать с каждого ученика по 10 000 руб. за двухдневный курс, но за год в мастерскую пришло учиться всего семь человек – и все девушки, им было интересно поработать с деревом, но они не стремились сделать это ремесло своей профессией. Проект закрылся.

На штурм столицы

К началу 2018 г. Моисеенко понял, что пора перестать метаться, – нужна стратегия. Первым делом он придумал создать электронный каталог продукции. Для каталога нужны минимум шесть изделий-образцов. Их у Моисеенко пока нет, только чертежи и слайды в компьютере. Он говорит, что новые клиенты часто спрашивают его, что он умеет, а ему нечего предъявить. Главной задачей Моисеенко считает выход на рынок Москвы, где больше состоятельных клиентов. Для этого предприниматель планирует купить новые столярные станки на 500 000 руб. По мнению Середы из Союза плотников, региональные столярные мастерские редко осваиваются на столичном рынке. Здесь слишком высокая конкуренция и высокие требования к качеству и мастерству, говорит он.


Источник: https://www.vedomosti.ru/



03.03.2018

Возврат к списку